Забота о клиенте – не право, а обязанность адвоката

Когда перевозчик отвечает за отмену или задержку рейса

22 февраля 2024

Авиакомпания задержала вылет из пункта А, а потом и вовсе отменила рейс. Поезд долго простаивал в пути и пришел с опозданием в пункт назначения Б. В результате пассажиры потеряли время, а значит – деньги. В каких случаях перевозчиков можно привлечь к ответственности, разбирался Zakon.kz.

Ситуация, к сожалению, нередкая – и потому перевозчики подсуетились, чтобы не разориться из-за регулярных штрафов. Подстраховались. Сначала объясним – как. А затем будем разбираться, насколько это им удалось. На самом деле – не очень. Наказать их вполне возможно даже в тех случаях, когда они не признают за собой вины.

Итак, самолеты, поезда и прочие виды транспорта обязаны соблюдать расписание. Это святое: как известно, благодаря расписанию поездов (Ливерпуль – Манчестер) когда-то и появилось время – нынешнее точное мировое время. Но не будем отвлекаться.

За опоздание перевозчик несет перед пассажиром ответственность как за ненадлежащее исполнение обязательства. Если не вовремя вывез из пункта А, это квалифицируется как задержка. Когда же самолет не в срок доставил в пункт Б – как просрочка.

Но нарушением и то, и другое будет считаться лишь при наличии нескольких условий. Тогда и можно привлекать перевозчика к ответу. Итак, рассмотрим подробно обе разновидности нарушения.

Просрочка доставки пассажира в пункт назначения самолетом

В статье 18 Закона РК "О транспорте в РК" сказано:

"За просрочку доставки пассажира в пункт назначения перевозчик воздушного транспорта уплачивает штраф в размере 3 процентов от стоимости тарифа... за каждый час просрочки, если не докажет, что просрочка имела место вследствие непреодолимой силы"

Кроме того, пассажир может потребовать возмещения убытков, если докажет, что "последние имели место в связи с такой просрочкой".

Итак, существенные условия, при совокупном наличии которых наступает такого рода ответственность: воздушный транспорт с опозданием прибывает в пункт назначения, при этом причиной опоздания может быть любая, за исключением форс-мажора. И заметим, только в этом случае спрос с перевозчика строг, а главное, не расходится с общим правилом ответственности за нарушение обязательства предпринимателями, регламентированном Гражданским кодексом. (В остальных случаях противоречия весьма серьезные, но об этом позже.)

Обращаем также внимание: не важно, есть ли вина авиакомпании в опоздании. Оправданием могут служить только обстоятельства непреодолимой силы. Что это, формулирует Гражданский кодекс:

"Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет имущественную ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельствах (стихийные явления, военные действия, чрезвычайное положение и т.п.)
Пункт 2 статьи 359 ГК

Более подробно это понятие раскрывается в Положении о порядке свидетельствования ТОО "Внешнеторговая палата Казахстана" обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) и обстоятельств "Hardship". Вот содержание пункта 1.2 данного положения:

"Обстоятельства непреодолимой силы подразделяются на форс-мажор и обстоятельства "Hardship":

  • к форс-мажору относятся – чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, препятствующие или делающие практически невозможными надлежащее исполнение обязательств, за возникновение которых обязанная сторона не отвечает, и наступление которых она не могла предвидеть и/или предотвратить, включая, но не ограничиваясь:
  1. стихийные бедствия природного и техногенного характера, ураганы, циклоны, землетрясения, цунами, наводнения, разрушения в результате молний и т.д.;
  2. военные действия, объявленная или необъявленная война, беспорядки и революции, акты пиратства, саботаж;
  3. решения и/или действия/бездействие государственных органов и т.п.;
  4. бойкоты, забастовки и локауты в любой форме, замедляющие работу предприятия, влекущие остановку в работе;
  5. взрывы, пожары, разрушения машин, заводов, установок и т.д.
  • к обстоятельствам "Hardship" относятся ситуации, когда существенное изменение обстоятельств независящих от воли сторон, делает исполнение по контракту (договору, соглашению) излишне обременительными.

Из чего и делайте вывод, когда самолет авиакомпании с вами на борту опоздал в пункт назначения, скажем так, обоснованно (из-за урагана, например), а когда перевозчик заслуживает штрафа, а также возмещения убытков и морального вреда. Причем доказывание, что имел место форс-мажор, на ответчике, то есть перевозчике. Для чего тот вправе обратиться в ВПК за установлением этого юридического факта. 

Изменение статуса рейса, или "Опять не выпускают самолет"

Но гораздо чаще встречается другой вариант – задержка перевозки. Во-первых, потому, что касается всех видов пассажирского транспорта, а таковых в РК шесть: железнодорожный, автомобильный, морской, внутренний водный, воздушный и городской рельсовый транспорт (пп.6) статьи 1 Закона РК "О транспорте в РК").

А во-вторых, потому относится как отправке, так и к доставке пассажира. За исключением выше разобранного случая, когда просрочка случилась уже в пути, в воздухе. Но если, например, задержка рейса в два часа была в момент вылета, и сохранилась такой же при посадке, то это опять-таки случай задержки перевозки, который мы и в этой главе и рассматриваем.

Ответственность за задержку существенно отличается от той, которая предусмотрена за просрочку. В худшую для пассажира сторону.

Итак, в статье 18 Закона РК "О транспорте в РК" читаем:

"При задержке перевозки пассажира по вине перевозчика… последний уплачивает пассажиру штраф в размере 3 процентов от стоимости билета за каждый час задержки, помимо возмещения убытков пассажиру, если последние имели место".

Спроектируем эти правила на конкретную ситуацию. Авиакомпания изменила статус рейса (задержала вылет), объясняя это действиями третьих лиц – служб аэропорта. Ее вины в задержке, стало быть, нет. А это значит: нет вины – нет и ответственности. При этом самому аэропорту пассажир претензии предъявить не может: их не связывают договорные отношения, а раз так, нет и обязательств. Казалось бы, всё – крайних не найти!

Но так ли это? Не совсем.

Как известно, в гражданском праве, в противоположность уголовному, существует презумпция виновности. Это следует из статей 359 и 363 Гражданского кодекса. Если сторона нарушила договор, изначально предполагается, что она виновна в этом, и чтобы не понести ответственность, должна доказать отсутствие вины. Например, в том, что не выполнила услугу, за которую уже получила плату. И не только свою невиновность, но и третьих лиц. В договоре между пассажиром и перевозчиком таким третьим лицом может оказаться аэропорт, который не дал добро на вылет.

Мало того, если речь идет о предпринимательской деятельности, не требуется даже вины должника. Спасти бизнесменов от ответственности может лишь наличие так называемой непреодолимой силы (пункты 2 статей 359 и 363 ГК), которая в международной теории и практике получила наименования форс-мажора и Hardship’а, и о которой мы уже говорили в связи с просрочкой доставки пассажиров воздушным транспортом. Но почему-то на задержку перевозки пассажиров во всех остальных случаях законодатель данное правило не распространяет.

И вообще, казахстанские перевозчики при формировании транспортного законодательства сделали все возможное, чтобы добиться для себя разнообразных исключений из общих правил – и таким образом максимально затруднить наказание.

Да, в том же пункте 2 статьи 359 ГК уточняется, что законодательством могут быть предусмотрены иные основания ответственности или освобождения от нее. Это отсылка к Закону РК " О транспорте в РК", в частности, выше цитируемой статье 18, в которой установлены значительно менее строгие нормы, чем по общему правилу за нарушение обязательства.

Во-первых, перевозчику, в отличие от других предпринимателей, для ухода от ответственности достаточно доказать, что в нарушении не было его вины. Для этого перевозчику достаточно убедить суд, "что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства". Не такая уж и трудная задача: не он же задерживал рейс! И кстати, в суд подать пассажиру разрешается не сразу: обязательна досудебная претензия перевозчику (статья 17-1 Закона). Впрочем, это общий порядок в кейсах о защите прав потребителей, весьма усложняющий защиту этих прав.

Во-вторых, из пункта 2 статьи 363 ГК следует, что в отношениях с потребителем предприниматель выступает неким, что ли, гарантом за третьих лиц. Ведь при нарушении обязательства из-за их действий или бездействия он отвечает перед клиентом (уточняем еще раз) в любом случае, будь те виновны или невиновны. Это, если угодно, часть предпринимательских рисков. Просто если на третьем лице есть вина, то предприниматель, чтобы компенсировать потери, в свою очередь может обратиться к нему с иском (регрессным требованием).

Но в законе о транспорте этот общий порядок не предусмотрен! Там про вину и виновность третьих лиц, и ответственность в связи с этим перевозчика ничего не сказано. Что ж, очень удобно… для перевозчиков. Ведь гораздо выгодней просто исключить возможность претензий, чем сначала отвечать перед пассажирами за решение руководства того же аэропорта, а затем судиться уже с ним…

Припугнуть судом эффективней, чем сам суд

Насколько справедливо такое положение вещей? Действительно ли особенности деятельности перевозчиков до такой степени специфичны, что необходимо столь сильно отступать от общепринятых норм? Не уверены.

Речь ведь не о том, чтобы жертвовать безопасностью и штрафовать, к примеру, авиаперевозчиков и аэропорты при каждом отступлении от графика, побуждая одних летать, а других - выпускать в шторм и буран. Если задержка и отмена рейсов вызваны критической непогодой, это форс-мажор, и ответственности не влечет. Но ведь нарушения расписания происходят также из-за сбоя устаревшей техники, экономии компаний на штатной численности, влезания в график полетов VIP-чартеров вне очереди и прочего человеческого фактора, который по умолчанию прикрывается приоритетом безопасности. Все это заслуживает наказания, но, оставаясь безнаказанным, способствует бесконечной чехарде на табло.

Впрочем, это вопрос уже не строго лишь права. Так что не будем далее развивать здесь тему дураков и дорог. Однако вот какой чисто юридический вопрос в связи с этим возникает.

Налицо коллизия общей и специальной норм: ситуация с нарушением обязательства перевозчиком подпадает и под пункты 2 статей 359 и 363 ГК, и под статью 18 Закона "О транспорте в РК". Теория права вроде как требует применять при этом специальную норму, то есть специально предназначенную именно для данных правоотношений. Однако в казахстанском законодательстве на этот счет прямо говорится лишь в отношении уголовного права, в пункте 3 статьи 13 УК.

"Если одно и то же деяние подпадает под признаки общей и специальной норм соответствующих статей настоящего Кодекса, совокупность уголовных правонарушений отсутствует и уголовная ответственность наступает по статье Особенной части настоящего Кодекса, содержащей специальную норму".

Вот и все! Мы здесь немного отвлеклись, но лишь затем, чтобы подчеркнуть: выбор специальной статьи в УК обусловлен общими началами назначения наказаний (достаточности) и аналогия с гражданскими деликтами здесь весьма сомнительна.

Более того, принципиально разный подход к ответственности за нарушение обязательства позволяет говорить, возможно, не столько о коллизии, сколько о противоречии норм. Кстати, именно так и формулируется проблема в статье 12 Закона РК "О правовых актах", пункт 1 которой прямо предписывает:

"При наличии противоречий в нормах нормативных правовых актов разного уровня действуют нормы акта более высокого уровня".

То есть статья кодекса имеет очевидное преимущество перед статьей закона.

Означают ли данные выводы, что на практике реально добиться – в суде или досудебном порядке – штрафа и возмещения убытков от перевозчика, если задержка рейса произошла из-за действий/бездействия третьих лиц (аэропорта)? Причем, повторимся, неважно: виновных или виновных, ведь согласно пункту 2 статьи 363 от ответственности предпринимателя освобождают лишь обстоятельства непреодолимой силы.

И да, и нет.

Перевозчик вполне может удовлетворить требования, которые содержит досудебная претензия, особенно если она аргументированная, и юристы перевозчика понимают, что издержки длительного процесса и репутационные потери превышают запрашиваемую компенсацию.

В то же время есть сложившаяся судебная практика. Судья ведь не обязан соглашаться с логикой автора, толкования которого не имеют никакой юридической силы. Тем не менее – капля камень точит. У перевозчиков слишком привилегированное положение: при таких законах им нет резона биться за пунктуальность. А будут к ним иски – придут и победы. Во всяком случае, на начальном этапе реже станут опаздывать.

Гражданский адвокат

Источник: zakon.kz


Вернуться на уровень выше

Читайте также


10 января 2024

23 февраля 2024
Может ли работник с ВНЖ при потере работы обратиться за пособием по безработице

Социальный кодекс предусматривает, что право на социальную выплату по случаю потери работы возникает со дня регистрации участника системы обязательного социального страхования в качестве безработного.


18 апреля 2024
Сбил самокатчик

Что делать и как получить компенсацию


Разработка сайтов - Artmedia